lllorrri: (stupid blond)
Три месяца для греха. Как назло все начинаются на а. Апрель, Август и, ах, ну да… актябрь. Вопреки синематографу – ноябрь для греха не пригоден, да что там говорить, он и для любви не годен.
С августом все понятно, прозрачность мужчин августа, под прозрачными небесами, с ясностью глаз и намерений. Август – месяц для мужчин, это стоит отмечать в ежедневниках, регулярно с утра и до упора везде будут мужчины, бывшие, будущие, актуальные и прочие. Загорелые, подсушенные солнцем – лучшие чем когда бы то ни было. Единственный месяц когда в золотистом свете вечернего солнца, так спокойно и просто: берешься за руки, касаешься губами, делаешь какие-то легкие движения, и все переплетается само, тонкими золотыми нитями, звуком падающих яблок в саду.
Не так страшно пережить сентябрь или февраль. страшно не продержаться в августе. потому что простить можно все. Кроме августа.
Апрель же месяц девичий, когда горящие глаза от заката и до рассвета, светятся так что разгоняют темноту ночей, аж до июля. Исконно девичий месяц – апрель-враль. Обещание праздника жизни, яркого неба и теплого солнца. Количество голой плоти мерещащейся в разрезах и вырезах захватывает воображение. Туфли, платья, чулки, перчатки, локоны по плечам и взгляды над солнечными очками – дразнят, манят, чаруют –казалось бы так близко, так возможно, а счастье все так же холодно как мрамор, не вдохнуть жизнь. разве что загнуть и тогда уже выдавить то ли стон то ли благодарный вздох. Но эти пропасти на месте глаз, бездонные синие пропасти, по весне они всегда синие, и падаешь в них ускоряясь с каждой секундой, вниз в круговорот вертлявого сердца, но кажется то что летишь, прямо в небо. И тесно от бьющих ключом жизни и обречённости...
Октябрю, раз он так попал третьим, только и остаются сквозняки осени. Откуда-то дует, куда-то тянет, создается тяга, а там притянет, прилепит как мокрый лист – и обвиваешь собой источник тепла будь то батарея или барышня или еще что на «б», например барометр.
lllorrri: (oh really?)

Иногда мне кажется что времени нет
Вот календарь есть
Часы есть
А времени нет.
Что это для имитации.
Для какого-то разумного объяснения восхода и заката и смены сезонов.
А вместо времени течет кровь.
Вместо времени происходят хнеобратимые химические процессы.

Времени нет.
Есть песок под ногами на котором можно успеть оставить следы пока набежит волна.
Есть люди с которыми надо обязательно встретиться пока не поздно.
Есть то что подлежит немедленному бросанию.
Есть жажда и жадность. Когда почему-то кажется что не успеваешь, что времени нет, а на самом деле вот оно, ты в нем тонешь. Времени всегда ровно столько сколько человек хочет себе иметь. И только времени самого нет. Время – это каждый сам для себя. Столько сколько его есть. Мы просто привыкли считать в сантиметрах и килограммах, ну может еще в «женат, двое детей, успешный менеджер», и пропускаем самое главное – неизвестную величину – х, впрочем, х мало, пусть будет у. Которая станет известна только тогда когда все кончится.

И все эти «не успеваю», упирающееся в долгие дни уходящие в короткие деньги, которые уходят в воду, воздух, электричество и еду, а так же бензин, туфли, зубную пасту и новый зонтик, а так же может быть иногда в новые дорогие часы в новом дорогом компьютере, мобильном, автомобиле или просто на руке – все это уходит. Ты исходишь. На время. Которого опять же нет.
И из экономии себя отказываешь в себе – там где это уже никуда не ведет, нет там где это уже не нужно. все уже и уже воронка? Ты как хочешь, но если раньше исходил на пустое, то теперь исходишь на «нет».

А ведь что-то струится, горит, осыпается… иногда замирает, сладко йокая безвременьем. Потом снова продолжает движение и бьет нежно в висок. Скользит сквозь тебя. или навылет.
И что именно течет там с глухим пульсирующим стуком – а шут его разберет, может вода, может песок, а может таки кровь, напополам с коньяком.
Течет со звуком, а истекает беззвучно.

lllorrri: (Default)
в осени есть один пронзительный до дрожи момент
когда первым морозом схватывает уцелевшие листья на деревьях, траву, и застывают лужи. вот буквально еще вчера, так же как и неделю назад, так же как и две недели назад, в общем так же как уже так давно что кажется это было всегда, лил дождь и было сыро душно влажно и над городом ворочалось если и не убитое то во всяком случае очень тяжело раненое бледное и безжизненное небо. а тут хлоп! и будто от беспробудного разврата лени и меланхолии тебя пощечиной будит твоя невеста, под белым покрывалом, непорочная но уже изошедшая на соки до полной отчаянной сухости, ненавидящая тебя за то что тебе все еще все равно что ты не готов что она уже здесь а ты еще не готов, не одет, и не разделяешь спросонья ее чувств порывистых и презрительных, но ритуал обязателен к исполнению и потому она здесь. и ты здесь. стоишь, смотришь на окружающий чисто вымытый мир как бы подсахаренный или подкрахмаленный под холодным и ясным взглядом неба.
и со своей невестой-осенью вы под ветер с залива танцуете вальс по хрупкой ломкой траве под падающие с деревьев желтые листья. болезненно до жути и с то же время прекрасно и за один миг вчерашнее дождливое всегда остается в прошлом, так уже не будет, будет гораздо хуже, будет зима.
lllorrri: (Default)
Зацокали по утренним тротуарам первые лошадки холодов. Длинноногие в черных курточках под горло, и с высокими конскими хвостами. Идут невзирая на дождь и на ветер, гордо, ровно и прямо, на зависть укутанным в капюшоны сгорбленным пассажирам этой жизни. Иногда в руках бумажный стаканчик кофе, иногда они говорят что-то в телефон своим хорошо отрисованным ртом, иногда задорно морщат нос в ответ на предложение подвезти.
Ближе к обеду на улицах города появляются девушки с лаковыми округлыми пятками, приподнятыми над грунтом лаковыми же каблуками, и обтянутыми тугими чулками икрами ног, их юбки при каждом шаге задумчиво обводят то правое бедро, то левое, и где-то там на грани пиджака ощущается движение прекрасных ягодичных мышц. Все так туго-упруго, как заполняет легкие осенний прохладный воздух.
Цокот каблуков, переливы узоров теплой ткани, колготки с узором и плотные чулки, den 40 никак не меньше, и лаковая кожа. И хотя деревья еще стоят напряженно зеленые – уже осень, не отвернуть, не сказать – фигушки – мы тут передумали, в этих самых туго обтянутых твидом задах, в высоко-задранном конском хвосте, там и есть задница которую показало нам лето, всё, чао! Только и остается что подойти, хлопнуть по ближайшей попке с кармашками, и сказать: «ну, здравствуй, осень!» – фиг ли, уже вляпались, так хоть будет нескучно.
Размениваешь накопленное лето на новый гардероб, теряя купюры как деревья листья, и шут с ней с осенью, в новой шубе уже все не так трагично. А если перекрасить ногти в ярко алый – оу! А если еще и полы с обогревом? Вот на тот самый плиточный пол, в новых сапогах, шубе, и ворохе юбок и тихо перезимовать до весны. Казалось бы вот-вот включат отопление или выглянет солнце, но на всякий случай сужаются круги контактов, флирт становится расчетливым, а распределение душевного тепла проходит жесточайший аудит.
Каким бы ни было лето – под ним подводят черту, и сводят баланс. Лето – время отсчета – сколько тебе лет? И как ты ни вертись в своей уникальности и оригинальности, а холодно и тускло по вечерам во внешнем мире будет тебе точно также как и всем остальным. Если тебе сопутствовала удача или ты был достаточно ловок – то вероятно тебя будет ждать теплый и светлый дом и теплая постель, может быть даже твоей груди будет касаться теплое дыхание. Может быть даже по вечерам ты будешь в удовольствие спешить домой. Может быть ты даже будешь оттягивать удовольствие от прихода домой, заходя по дороге в любимую кофейню, чтобы долгий день отпустил тебя и домой можно было прийти счастливым. Может быть.
Вот эти может-неможет и посчитает осень. Все твои шансы, пойманные или отпущенные на волю, и то что с ними стало. Обещания весны, стреляющей глазами по голым коленкам и широкие улыбки лета. Поведешься? Поймаешь? А дальше? Круглый насмешливый зад и лаковые округлые пятки в красных огнях светофоров наступающих прохладных сумерек. Осень это всегда как-то задом. И в чертовой уже сильно далекой перспективе. Но хоть под перестук каблуков.
lllorrri: (office)


Я человек погодозависимый. мне мучительно важно погодное и гардеробное соответствие:
если лето, то значит льняные юбки и тонкие майки и значит над головой солнце-солнце от восхода и по самый закатный горизонт. да дачникам привет – им возиться со шлангами и лейками, но хоть ты тресни а летом должно быть солнце.
весной – короткие юбки высокие гольфы и умопомрачительные туфли под яркие блузки и солнечные очки, и обязательно скрип тюльпанов в руках и цветет вишня, пыль в воздухе и слегка пахнет йодом и солью с моря.
осенью – свитера плотной вязки, клетчатые юбки и сапоги светлой кожи а пряные листья шуршат под ногами.
зимой – шуба, машина, глинтвейн и платья с высоким горлом и чтобы никакой слякоти, и светло и по возможности ясно. вот хоть застрелись, а обязательно должно быть светло. чтоб небо было легким, а не мертвым унылым занудой, которого кажется носишь на плечах 9 месяцев в году.

Это от того что так не хватает солнца летом только и хочется что вести растительное существование – лежать на солнце и мечтать, что вот сейчас нагреешься и будет тепло и хорошо, тогда может быть хватит тепла до февраля, а там - глядишь и уже весна. в плохое лето тепла не хватает даже на пол дороги с пляжа – откуда взяться душевному теплу и наклону если от внешней холодухи зуб на зуб не попадает?
Кажется, что людям родом оттуда, где сезоны невозможно пропустить проработав тот единственный день или как тут получается по новым временам – простояв в пробке, кажется, что тем людям проще – им не надо спешить чтобы жить, у них есть время на «С»: сиесту, секс и счастье.
Под солнцем все просто – сухо и подтянуто, энергично и счастливо. дождь же делает вялым и рыхлым так, что только и остается сплошное злое «Р»: раком у раковины и рыдать.
Тому у кого над головой постоянно грозится умереть небо только и остается быть вялым и рыхлым, если ничего не надо, и злым и расчетливым если нужно хоть что-то.
А ведь казалось бы солнце – это же бессмысленный желтый кружок с лучами на картинке. А получается что солнце это второе сердце с пронизывающими лучами, артериями и венами. У жителей больших городов есть еще третье сердце, погрузиться в которое просто – достаточно уйти под землю, где невидимый ветер и долгие эскалаторы и плотный телепорт. Где-то там рядом всегда сердце, хоть его не потрогать пока оно живое.

Может и не надо мне ничего лишнего, может так как есть и идеал лично мне, но иногда интересно, что было бы живи я там где сплошное солнце?
lllorrri: (paike)


сейчас такая весна - заоконная. еще вроде не вроде как совсем не, но в то же время вот же уже. уже солнце, уже пыль, нет снега и море-море-море шуршит песком и шепчет вкрадчиво. но холодно, ветрено. всё неопределенно как первые ряды кружева: еще не, почти уже, но еще не. а очень хочется чтобы уже всё и навсегда. навсегда тепло и чулки. обязательно легкие юбки вразлет и прекрасные каблуки. и танцевать. и чтобы ни жары ни холода. только яркое плоское полуденное солнце и туман над морем ближе к полуночи. не хочется есть. хочется целоваться. так невсерьез, а вскользь. по векам, за ухом, в нос – мазнуть губами и смеяться. предчувствие счастья. не предвкушение, а предощущение. будет хорошо. будет-будет. и хохотать заливисто, раскинув руки. а потом откидываться на кожу сиденья в блаженное тепло и слушать мягкую обволакивающую музыку. и главное без рук. очень нежно, но не трогательно а так, легко и мимолетно. для всего остального еще будет время, сейчас все слишком голо, что деревья что коленки - беззащитно и до отчаяния наивно.

голые деревья весны невообразимо сексуальны. даже не столько словом "голые" или жухлой травой под ногами, пыльным лиловым небом или легким медовым туманом вечеров.
голые деревья напоминают приопущенные ресницы в последний момент прикрывшие заинтересованный взгляд: блеснуло мельком и ушло в глубокую темень зрачков как в воду – ловись на тонкий крючок дорогая рыбка. блести своей чешуей, верти глазами и перебирай плавниками, но ловись. будь добра, насядь на крючок поглубже, чтоб не вынуть без вывиха и разрывов, чтобы обнимать губами тонкую крепкую сталь, особенно остро проникая в какое-то запределье. языком раздвигая сущности. и обхватывая губами: кажется вот-вот и раскроется сердцевина и близко нирвана. похоже на любовь - очень смешное и странное ощущение. не всегда приходит, но когда бывает – незабываемо, и страшно иногда что не будет больше. может это и останавливает – тонкий крючок.
а между голых черных деревьев медовый туман раннего холодного заката, солнца золотом бликует от темной воды реки а старые рыбаки бодро дергают рыбок с треугольными красными плавниками. рыбки бьются в руках как переполненный жизнью член и хочется жить.
самое время для какого-нибудь не в меру пошлого зеленого чая с жасмином.
lllorrri: (paike)
Редко-редко но бывают в календаре дни когда просыпаешься раньше будильника, проваливаешься в сон, снова просыпаешься раньше, смотришь новый сон, беспокойно мечешься по подушкам и снова просыпаешься до будильника. Обычно солнце к этому моменту светит прямо в глаз и ты думаешь ну нифига себе удачненько проснулся-выспался: какой хороший день и всё такое. Пьешь сок обязательно прямо из бутылки, потом какой-нибудь травяной чай и как-то телепортируешься в офис, там включив обогреватель притопываешь под какого-нибудь лыжника в красной шапке с зеленым пумпоном – и вот тут то и накрывает.

И не то чтобы было как-то по особенному плохо или хоть как-то очевидно нехорошо, нет именно никак, пусто. Сидишь и вроде ты а вроде и нет тебя и толку от тебя никакого нет, провал какой-то сплошной а не живой человек. Ничего не остается, кажется замирает даже пульс. Это хорошо, это значит какая-то ставшая уже неочевидной ломка, прекрасная зависимость из какого-то прошлого совершенного не вылистываемого даже на go|earlier наконец-то закончилась. Все эти жесты: резкие shift+delete, постоянные бекспейсы в окне коммуникатора и выключенные телефоны – наконец-то обрели законченность. На тоненькую трепетную папочку с печатью case closed наконец-то обрушились разом все горы пыли положенные ей за годы выдержки в архиве и трепетать таки перестало.

Становится тихо-тихо, как бывает в плотном тумане, разве что мерещится шум моря, как в ракушке приложенной к уху. Внутреннее море, оно волнуется. Оно всегда волнуется, но только его редко слышно под слоями разного наполнителя, и только иногда, когда что-то что было и уже не вспомнить даже что именно – отпускает – тогда, ненадолго его можно почувствовать. конечно может быть это всего лишь пульс а никакое не море.

24h

Feb. 17th, 2007 01:57 am
lllorrri: (Default)
все уже и уже воронка февраля. по-хорошему, февраль надо бы просто переждать, отлежаться под одеялом, изредка высовывая только усталую до бледности руку - и то лишь отмахнуться в безмолвном отрицании.
февраль обхватывает как корсет, прозрачный иней утра рисует нательное белье, к полудню ребра обхватывает лед, не вдохнуть не выдохнуть. к вечеру эмоциональный терроризм отзывается привычной болью в висках и все что и можно - это совершать простые вещи четко выверенными жестами. горло становится бархатным, словно затянуто в тот же нежный белый иней, и под тяжестью инея на ресницах сужаются глаза: ближний фокус, ближе, ближе - подойдешь - примерзнешь - не залипай в моем пространстве и я тебя тогда люблю.
нетерпимость рвется свкозь бумажные ширмы благопристойности. на любое робкое ближе-дальше, на любое движение, ответ будет ледяной - не докричишься, не отогреешь. иней не любит проявления эмоций. вернее сказать эмоции его влекут, как мотылька фонарь.
о! стоит лишь только почуять даже не движение, наклон, души, как тут же индевеешь и хочется ударить, а в большинстве случаев и бьешь. иней мнет наивные пальцы, не успевшие сложиться в знаке отрицания, до крови под ногтями, больно до хруста, так хрустит свежая бумага белая как снег.
мне кажется здесь могли быть эмоции, смешное маленькое покалывание где-то в области диафрагмы, и только чудится приближение эмоции на которую собственно и клюешь, как тут же заламывая руки заведомо более слабому противнику роняешь его в пол и хреначишь ногами до изнеможения. ибо есть чем. ибо есть за что: показалось что он может затронуть истинную сущность, сделать больно. это «больно» так маняще, такое очарование и привлекательность в нем, но так страшно-страшно что будет больно, что хиросима в чужой душе в качестве превентивной меры - это ничто, пустячок.
до полуночи иней держит за ребра. мешая сливки и кофе тонкой серебряной ложкой прямо в сердце.
все что остается после - нежность нерасплесканая, кажется с пальцев капает горьким медом с полынью, струится по венам и накатывает как волна на берег. антипод бурного выдоха и размаха на посылы, который был днем.
приходишь домой и выдыхаешь - закрываешь глаза и качаешься как надтреснутый хрустальный колокольчик, ни обнять ни выдохнуть, ни слова не сказать, переполняет. и, кажется, везде остаются эти липкие капли - испарина счастливого молчания: мне так хорошо с тобой так хорошо так... отвернись пожалуйста не смотри на меня мне хорошо. мне хорошо от того что ты есть. просто ты есть вот так для меня что к тебе можно прийти и разлиться нежностью и чувствовать ее пульс и горечь. так хорошо... так хорошо что кажется из глаз течет все та же бездумная нежность. не трогай меня прольешь: обольет, обожжет, снимет кожу.
такая смешная нежность не трогай ее руками. не смотри на меня. во мне моя нежность. она похожа на слишком сладкий яд.
а на ресницах уже застывает иней - близится утро.
lllorrri: (Default)
     Это славно когда что-нибудь идет.
    Чертовски правильно когда идет дождь. Нет, я понимаю, что посреди зимы это может показаться странным, но суть не во времени, а в самом процессе. По большому счету все равно что идет – дождь или снег, просто так получилось что дождь здесь идет чаще чем снег.
    Когда идет дождь становится хорошо и спокойно. ты знаешь что он там идет себе и идет, и это снимает с тебя ответственность за происходящее потому что идет он – дождь. А ты можешь выбрать самостоятельно что именно тебе теперь хочется делать. Лежать ли на ровной поверхности меж простыней, подушек и одеял и не отсвечивать, путаться ли пальцами в чужой руке и заигрывать с линиями ладони или и вовсе скользя голой кожей по белой коже диванов пить шампанское и испытывать приступы глубокого и немотивированного счастья. Собственно, по большому счету если тебе хочется проявить сочувствие к этому внешнему метроному происходящего, то можно одеться потеплее и пойти гулять под дождем, пока он там куда-то идет ты тоже куда-то идешь, и так вы идете вместе может быть и в разные стороны, но вместе, по гладким и чистым дорожкам, и капли дождя выглаживают мысли ровно так же как кажется выглаженным и пустым до блаженства город.
    Когда идет дождь, а может быть снег, по большому счету в каком состоянии вода – это не имеет особого значения, когда идет дождь или может быть снег, всегда хорошо и свободно, будто бы часть тебя которая в ясную погоду должна ломиться к каким-то очевидным горизонтам убаюкана этим мерным шагом и можно просто и спокойно быть. Горизонты размыты, и внутри только спокойствие и умиротворенность.
    В чем-то дождь похож на титры: когда по экрану бегут титры – можно выдохнуть, расслабиться и заняться своими делами.
Дождь входит как ключик в замок.
Открывает двери и обволакивает нежно, кутая в дома.
Стучит в окна как ночная стража, показывая что беспокоиться не о чем - снаружи все под контролем и все так же.

<3

Sep. 15th, 2006 03:11 pm
lllorrri: (Default)
Сентябрь – напряженный месяц. Месяц когда можно было бы и умереть – ведь лето уже было. Особенно если лето было долгим. Ничто так не изматывает как долгое удачное лето.
Небо как стеклянное, эфир полон электричества, в ежедневнике самоорганизуются связи, контакт забит плотно и до отказа, кажется вместо крови течет ртуть.
Воздух вытеснен запахами: собравшихся и напрягшихся тел, новых осенних парфюмерных коллекций, соленой прохлады и новой поскрипывающей кожи.
Над головой небо, за спиной – небо, перед тобой – тоже небо. Ну и где-то еще может быть немножко моря, чисто для запаха, и кучка преющих желтых листьев. Сентябрь – это сборник, подшивка, издание обновленное и дополненное. Включите в розетку собственного франкенштейна, из прошлых связей, новых ожиданий, любви до первых батарей, дорогого мыла и дешевой обуви. В сентябре как и в начале лета кажется что «всё будет». Сентябрь это сраная привычка начинать новую жизнь, разве что не замутненная алкогольными парами как новая жизнь из тех что начинаются в новый год состоявшийся в понедельник круглого «нулевого» года.
lllorrri: (stupid blond)
Лето это прекрасная обманка
Готовишься к нему с приходом первых почтовых каталогов где безоблачное небо и красавицы в легких одеждах улыбаются со страниц а вокруг – зима
Потом появляются первые летние юбки и вьетнамки в магазинах
А на улице только только сходит снег
А пляжные сумки в этом сезоне так хороши а к ним еще крем а еще лента в волосы
И улыбаться как дева из каталога: стоя не всегда удобно, но обязательно в лучшем ракурсе
И чтобы юбки завязки эспадрильи лифы топы и обязательно шляпка и очки от солнца
Хоть солнца еще и нет
А за окном по дорогам ветер метет пыль из зимней посыпки тротуаров
Солнце светит ярче: эмоции резче: старый багаж в утиль только новая шляпка и быть может перчатки, о, как я могла забыть еще обязательно босоножки на танкетке и ноги обязательно в холидей скин, блестках и где-то там стыдливо снизу (хотя если смотреть не по слоям а по ноге, то определенно сверху) обязательно что-то от целлюлита
Глаза горят, сердце бьется резче, еще резче. Иногда конечно приостанавливается и недоумено оглядывается, но все же определенно скорее бьется чем не бьется.
А потом оказывается что поезд мчится без остановки
То есть понятно что вообще-то это был экспресс и остановка не предвиделась но все равно оказывается как-то недоуменно обидно = как так?
Вначале становится жарко: потом пахнет скошеным сеном и станет еще жарче, потом обязательно кто-то попросит открыть окно и начнется сквозняк на котором вымерзает все. Иногда срабатывает пожарная сигнализация и идет дождь, а потом снова страновится душно липко и жарко. То тут то там на полу начинают попадаться кучки песка нанесенные в отворотах штанов с пляжа или сувенирные ракушки на полках. Но все безостановочно несется и несется мимо
Иногда успеваешь ухватить мешок черешни, бывает попадется таз клубники... но нет остановки
И только за окном мелькает иван-чай.
А впереди август
Сумасшедшее время, все недовольны что лето уходит, дергают за стопкран, отмахиваются от осенне-зимнего сезона моды, хотят соскочить. Но впереди лишь только август. И отцветет иванчай
Лето, это такая милая обманка. Остановка по требованию. Только не у всех есть голос требовать
Всем надо что-то за-предельное а не само лето
lllorrri: (Default)
весна это безнадежно хорошо
пока не сошел снег
все просто: вот свет, вот снег, вот синяя четкая тень
все просто, как линии на ладони
когда сходит снег - ладонь сжимается в кулак
и тут уж здравствуй дорогая, никак не ожидали что ты будешь так быстро
и так надолго
весна, чтоб вы понимали, - не девочка, как можно подумать
весна - это классическая теща из анекдотов
которую почему-то вроде и надо любить
но на самом деле и чаю попить пускать не хочется
но она каждый раз приходит и длится-длится-длится
и кажется будет длиться всегда
вроде и хорошо все поначалу: теплее, светлее, коленки заблестели, глазки светятся, губы влажные...
будто бы булочек-вертушек с корицей напекли
а на деле то, на деле... сплошное томление и никакой реализации
потом что весна-с. один форс, сплошная пыль в глаза
только-только товар лицом выставляют - а вы уже заляпать хотите
не продадут, или такую цену заломят, что только по-настоящему под хвост ужаленный согласится выписать чек
а остальным - так - мимо проходи, дарагой, да.
это потом будет жарче, ярче солнце и полетят долой сначала светлые пальтишки из манго, потом падут несчастными жертвами шарфики гермес, а потом и вовсе рискуешь остаться топлесс, разве что в корсетике из голубых венок просвечивающих из-под кожи
lllorrri: (Default)
Зима - это такое презанятное развлечение, на которое почти всегда не хватает денег.
Создается ощущение что в бюджете есть только зубы и босоножки или весеннее пальто и гардероб из балтона, ну еще иногда осенние гардении и авиабилеты. т.е. если смотреть по бюджету зимы нет как класса, сразу после свитера с высоким воротом и билета до дома наступают зубы и босоножки.
Зима - это как инвестиция в будущее, которое может и не случиться. А если и случается - так ведь ненадолго, от двери до такси и от такси до двери и не выходя на балкон, - переживем. как-то проскочим - не на долго.
В конце концов - зимой все равно все скорее бесформенные чем фигуристые и скорее предусмотрительно черные чем просто грязные. А зато потом будет лето.
О том что лето по сути не дольше зимы - как-то не вспоминается. Лето же.
lllorrri: (paike)
за дверью снежно и мягко

Падает снег, и даже кошки из окошек напротив, которых не было видно больше месяца, вернулись и смотрят мечтательно на черепичные крыши.
Странно смотреть как мойщик окон замахивается на террасе «пегаса» на большое окно, от потолка и до плиточного тротуара завешаное огоньками, теми самыми которые будь еще месяц назад, можно было бы назвать рождественскими.

Девочка гербарий, девочка в гербарий
До дрожи в пальцах хочется обернуть в кальку, высушить заложить в словарик и пусть хранится
Все чрезвычайно нервно, все катастрофически ломко


В снегопад даже город как нарисованный на рисовой бумаге: темные стволы деревьев, слабо наметившиеся контуры домов

В снег и после снега я знаю только одно место абсолютно ассоциирующееся у меня с зимой: если стоять на остановке «кадриорг» и смотреть в сторону города, арка из серого неба и белых сквозь черное или наоборот деревьев над заснеженой дорогой – это концентрат зимы.
Как ни удивительно, для осени в сердце памяти отведена соседняя улочка - паралельная нарвскому шоссе, вейзенберги – та, куда уходят трамваи
Вот от трамвайной остановки «койдула» до первых домов после перекрестка со штормовой улицей, возвращаясь взглядом вдоль рельсов в сторону города, под золотистыми листьями на черных отсыревших стволах, в полусумеречном свете под устало лиловеющим небом, и чтобы за спиной был слышан бодрый грохот уходящего трамвая – осень. Настоящая
В любой момент ощущаемая как сейчас
Да что там думать она и есть сейчас
Она настолько же «сейчас» как и все остальное.

Девочка гербарий, как тот словарик с полки – за что не тронешь – обязательно высыпется сухонькое сплюснутое воспоминание, которому только добавь воды или потри пальцем и сразу оживет.


lllorrri: (Default)
    Какая занятная форма ледышка и дырка внутри. Очень смешная штука если долго всматриваться, даже если этот лед в стакане мятного ледяного чая, а если закинуть кому-нибудь такую льдинку в вырез рубашки начинается и того большее веселье
    Ледышки-ладошки и как у лягушки ножки, ходишь как надтреснутый хрустальный колокольчик все тонко, хрупко и звонко. ничего связного говорить не нужно, да и говорить вообще – лишнее. Достаточно дышать - горло как голое, дыхание царапает бархат внутренностей. По плечам проходит изгибом умилительность царапаний по внутренним сущностям, а пальцы скользят по инею на рессницах.
    Хорошо, призрачно, отрешенно. Хорошее время, вялое, хрупкое как простыня высушенная на морозе или как высохший кленовый листик.
    Кленовый лист как привет из автомобильного детства – детство кончилось – можно гнать по полной. А на полной скорости так лениво. Примерно так же как и по встречной
    Хорошо только лишь на пассажирском месте, с подогревом сиденья, где обволакивает чуть болезненным теплом и считаешь огоньки в зеркале заднего вида, растворяешься в отражениях и огоньках.
огоньки в глазах
красные огоньки тормозов
красный огонек неготовности
зеленые искры
зеленый свет и белый свет
зимой не до зеленого, зимой зеленый разбавлен кубиками льда
Когда огоньки устают выделяться – все они становятся апельсинового цвета. В некоторых городах они цвета незрелых апельсинов, но не о том речь. Огоньки апельсинового цвета, долгие линии вычерченные по темному покрывалу сумерек. Долгих сумерек, надо признать, очень долгих. Гипнотично. Вот будто бы только что что-то и было - скользило по краю сознания, ан нет – все та же апельсиновая карамель в синем фантике и шуршание дорожной разметки.
Если вслушаться – на морозном воздухе потрескивает город. так бывает только когда сильный мороз. треск. помехи. инеистые ветки. провода.
    На столбах показывают вдумчивые 13-25 – сумерки сразу после полудня. Благодаря ценам на бензин даже в сумерках Таллинн остается послеполуденным. А Рига всегда на грани полуночи благодаря своим аккуратным 0-59…
    Таллиннские ценники почти как часы – «дорогая всего лишь час двадцать, тринадцать двадцать пять». Едешь в морозной ночи, а стенды подсказывают тебе: «еще лучшая половина впереди»
lllorrri: (Default)

Снежная королева – беспокойная душа зимы. Стелет снегом, кутает в сумерки нежно-снежно. По окнам и веткам нарастает тонкими стрелочками иней. Зимние связи, тревожные, тонкие; только бы срослось, только бы выгорело, хотя нет, только бы смерзлось... и растут тонкие иголочки на границе сумерек, тонко-звонко, нежно-небрежно... в тишине стонущих от холода проводов, которых так мало остлось.
Срастется ли, сладится? Задастся ли узор? Беспокойно всё: хоть бы не соскользнуло по черному льду, не выдуло ледяной вьюгой сквозняков последнее тепло. «лишь бы не», шепчешь каждый раз на взлете, поднимаясь по кругу над темной гладью воды, над огнями города. «все уладится» - шепчет снежная королева и как стюардесса первого класса укутывает в одеяло и заботливо проверяет пристегнут ли ремень – а то мало ли.
и синий иней шнурует корсетом распахнутый взгляд: «остынь».

Все дело в том, что ангелы
Никогда никого не теряют,
Никогда не болтают о прошлом.
Так они и летают
В небе,
Не разбирая дороги.

Мое сердце из инея, ледяная невесомая игрушка со случайным витком светопровода, может от контраста с густыми сумерками, этот пульс рождественской ухмылки оранжевый. Иногда тонкие ледяные иголки полнятся красным цветом, скорее всего это может значить что я ненадолго становлюсь снова женщиной. Именно в это время в меня зачем-то влюбляются такие же удручающе капризные люди как и я, со мной внезапно и стремительно недолго пытаются дружить и вообще меня начинают хотеть.
Самое хорошее время - когда идет дождь. это значит не надо никуда идти, можно пить вишневый сок из стакана, без всяких трубочек. и сидя поперек кресла, а то и вовсе наоборот закинув ноги на спинку кресла и свесив голову вниз. и смотреть как размываются тонкие льдинки инея и не остается ничего. Смыты колючие линзы из льдинок. Смыт запах торфяного дыма в который кутаться так же уютно как в шубу, утекает талая вода вместе со всем что не успеваешь удержать и становится ясно легко и хорошо. Иногда ждешь, что этим зимним дождем смоет и тебя, оставив на память лишь ворох фотографий из памяти: она сидела на столе.jpg, голая.jpg, она лежала на ковре.jpg, censored.jpg ...
все истории ангелов
каждое слово, все их слова
это, конечно, не правда
и не слова это вовсе
lllorrri: (paike)

время выпадает на лакированное дерево стола как игральные кости. один или шесть, или все что между ними. секунды щелкают как пластик свеженьких карт – карта налево, карта направо, карта наверх, карта вниз, карта по центру. осмотрись.
взгляд сквозь путаницу ресниц и челки
взгляд в корень. взгляд в корни
корни рисуемые венами на руках, когда ты берешь в ладони чужое запястье. переплетение голубых линий, при повышении температуры они выступают все четче (каков накал!) вот-вот порвутся и с шипением прорванного шланга из голубых венок польется ртуть. а что вы думали из корней смысла может литься кровь? глупости. только тяжелый яд способен течь по корням от таких касаний.
все эти "по касательной" в косых струях дождей, которые длятся почти до мая.
все это лишь тяга к теплу, которого не хватает, которое хватаешь как только оно случается на горизонте.
ах!
тонкие пальцы, плетут нити, беспечных связей под вялым солнцем.

- у тебя обязательно должны быть красные трусы спасателя, чтобы ты давил мне на грудь, а я оживала. резко.
- красные трусы – это очень интимно
- особенно если носить их пренебрежительно. поверх

так забавно вглядываться в глубь ноябрьских луж, перемешивая каблуком льдинки, кажется небо разбито как огромное зеркало. какие-то куски упали небом вверх какие-то изнанкой.
в этих случайных желтых листьях под розово-голубой закат
в поисках смешного утреннего кофе в бумажных стаканчиках
в этом холодном воздухе, наконец
во всем этом есть непередаваемо ехидное ощущение.
время такое, резерв для ва-банка. фишка - под конец года списать все неизрасходованные ресурсы - бросить их на какую-нибудь совершеннейшую авантюру, в которую и можно то только с головой и только по самое нехочу.
с парашютом нельзя прыгнуть медленно.

- пусть спасателей наградят орденом "за храбрость", за храбрость в отстаивании искусственного дыхания, которым раздувают костёр
- такое дыхание больше похоже на асфикцию. впрочем это и есть самый нормальный способ дышать
- я не хочу знать таких деталей.
- проявляешь осторожность? это всегда служит хорошим оправданием
- ты никогда не задумывалась, как эти детали устали и нуждаются в нас

по тротуарам сквозь утренний туман. металлические набойки выбивают искры. шелестят за спиной шлейфом листья, падают сонно каштаны.
в шорохе листьев. в утреннем парке, в холодном тумане, есть та отрешенность, которая и нужна для того чтобы оставаться собой. разве можно остаться собой, если до работы зеленый автобус? полный сонных унылых людей. как остаться собой, сидя за рулем машины в пробке с видом на новые фонари у русалки.
собственно, люди в этом дивном пейзаже совершенно не необходимая вещь, в любом разрезе, все люди это не больше чем сон или все то что мы думаем о них. если бы было иначе - было бы чертовски скучно и предсказуемо жить. мерить успешность в метраже квартиры, межосевым расстоянием автомобиля и увеистостью счетов в банке. еще наличием супруга, детей, парикмахера, массажиста, любовника, маникюрши, водителя, успешностью наличествующих в активе знакомств.

- бесспорно, с самой нашей первой встречи мы еще не были ближе друг другу, чем теперь: у нас одно на двоих острое чувство призрачности всего окружающего.
-я хотел идти за тобой до конца, умереть вместе. но ты захотела остаться живой и счастливой. или пойдёшь со мной? посажу тебя на высокую табуретку, будешь не доставать ногами до пола и смотреть как я работаю
lllorrri: (paike)

В парке под ногами шуршат листья, с протяжным криком разрезают небо журавли. А как в тягучих сумерках раздаются шаги, ах! Удары каблуков об асфальт, шелест ткани на ветру, капли дождя по окну – аудио. Аудио-осень.
Осень – это больше аудио чем все остальное. Даже хваленое "золото осени" – просто жалкая попытка весенних кинестетиков, вместе с ленивыми визуалами конца лета, хоть как-то смириться с таким засильем враждебного духа межсезонья.
Весной, под обострение коленок, когда пляшут и ликуют безхозные кинестетики, и только начинают просыпаться неопределенно эстетствующие визуалы, для настоящего слуха все «слишком», тревожаще, резко.
Распаренным летом, когда утомившиеся, потные кинестетики откатываются в дальний угол пляжа, а творческие визуалы общелкивают фотоаппаратами все завалявшиеся закаты вывешенные усталым солнцем на просушку, для звука слишком гулко, морочно.
И только осенью отовсюду, в прохладный, звонкий как хрусталь воздух, выбираются звуки.

И только осенью иногда мне слышится будто в ответ на мою всесезонную глухоту меня недолюбили на весь мой рост.
Но чаще всего меня это совершенно не волнует.
Иногда мне кажется что все мои разговоры про осень списаны с репродукций Джека Ветриано, висящих в каком-нибудь кофехаусе.

Чур я буду дворецким!
lllorrri: (Default)
город в дождь похож на хорошо перемешанный кофе-латте. coffee-late, читать [‘leıt].
город под солнцем не похож ни на что вообще.
город на подъеме солнца – розово-серый.
город на закате - золото по желтому. пронзительно как песня пионеров из второго килл-билла.

Застекленный мост над темной водой, город лимонно желтых фонарей и тревожного апельсинового мигания светофоров. Кажется из моей памяти можно связать шарф с кисточками: длинные кисти из желтых толстых ниток, плотная вязка. Даже если распустить на пряжу, нитка еще долго будет хранить свою волнистость. Улицы смотанные в клубок.
Знаешь, иногда носят красную шерстяную ниточку на руке, будто бы лечит она от чего-то.
Я бы завязала эту желтую нить на шее. На руке – не поднять. Такой большой город, так много людей, разные лица. Кажется появляются крылья, но не по размеру, ростом с десяток тебя. и лежишь на этих крыльях опрокинувшись на спину – не встать. Наверное, у тех кто живет там давно, крылья уже давно выпали, как молочные зубы.

Осень налипает желтыми листьями, обнимает за ноги, липнет к рукавам. Горячечно и чуть горько, как бывает пока не привыкнешь ко вкусу двойного эспрессо или черного-черного шоколада. Как запах корицы, досыпанной в кофе, как запах синтетической ванили, которую в кофе класть не нужно.
Всюду маленькие желтые листья. Обертывание осенью, вязкой как мед. Медовый массаж осени – это больно. да и без осени, это осень больно.

В городе цвета опоздавшего кофе, тонкая девушка осень из сумеречных тонких снов, норовит обхватить ладонями, холодными как стекло за которым дождь. Шепчет слова, неслышно, шепот больше похож на шорох листьев, неразборчиво, но тягуче, как шаги по влажным листьям.
Неуловима тонкая твердая линия крайнего контура губ, не видно взмахов кончиков ресниц, заменяющих убеждающие кивки. и не слышны слова. знаешь только что поддаваться нельзя, в подставленные холодные руки, под поцелуй похожий на дождь.
Эта хитрая девка осень – разует, разденет, поставит в лужу. Закружив в танце, украдет поцелуй.
И ты уже не ты.
Смотришь прищурившись на солнце, а солнце смотрит на тебя. Смотрит и сушит. Остается сухарик. Сухарик сердца, сухарик легких, и прочая сухариковская паталогоанатомия.
Поцелуй за меня солнце шепчет осень. и свербит в душе вся сухариковская рать: Что это было? – Осень.
Отскребшие себя от дна могут насладиться пейзажем: там холодно и ветрено, и стекляное небо, полное оловяных облаков.
Каждую осень солнце выжигает по мне свой золотой узор, листья укладываются в новую мозаику тротуаров.
Как-нибудь я окончательно проснусь сухариком в янтаре, это значит осенние глупости облепили меня, засахарили до густого меда и я уже не смогла их отодрать, и к желтой нитке на шее добавится кулон с сухариком настоящего «я».
Янтарь помогает от простуды. Поможет и от насморка, который единственно и является точкой опоры любой осени.
нет насморка - нет и осени.

Нет осени – нет перемен.
Колода без тринадцатой карты.

Profile

lllorrri: (Default)
lllorrri

August 2012

S M T W T F S
   12 34
567891011
121314 15161718
19202122232425
2627282930 31 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios