lllorrri: (protected)

Все меньше остается записок на манжетах. Реже ткань межличностных отношений рвется незавершенной. Так что еще долго потом тянет волочит и прямо таки выжимает из тебя: слова, признания, нежность, вечность.
Раньше частенько бывало что ненадышаться. Отлипаешь чуть ли не с кожей, а все - не проговорить – остаются сплошные многоточия. И тянутся ночи долгими смсами. Просыпаешься к письмам. К словам. Поддержание контакта. За каждой встречей за каждыми разговорами волоклись нитки. Множество нитей – за какую ни дерни – будет что-то. Хорошее ли плохое ли – но будет. И недернуть – невозможно.
И музыка поет все о том, и телевизор говорит все о нем же. О да! И делиться делиться-делиться.
Делить мир на двоих как спелый апельсин. И небо такое большое.
Писать, чтиать, вычитывать намеки. На себя, о себе. Аккуратно выводить аллюзии и слушать тишину – увидит ли, поймет ли?
Тайное знание, тайное понимание. Счастье в темноте. Или в тесноте.
Сейчас – все проще. Не хочется ваять гобелены. Пишешь иероглиф. И все.
Каждая встреча выписывается аккуратно и завершенно-совершенно. Больше – не надо. Меньше – не интересно. Вместе хорошо, без – впрочем, тоже хорошо.
Но не волочит, не тащит. Просто и законченно.
Если я завтра умру – все будет закончено аккуратно.
Если не завтра – то никакой разницы. Хорошо – уже сегодня. Мне хорошо.
Остальные – взрослые люди, либо подтянутся и втянутся, либо им не хорошо и это не их трамвай.
И вся эта чертова нежность, вечность, бесконечность и множество недосказанных слов, наконец-то умещаются в чашку кофе, ложку меда, тазик супа, минет или прочий привет.

lllorrri: (oh really?)
По большому счету единственное что я люблю в этой жизни – это любить себя. Иногда, конечно, бывает и пожалеть, иногда похвастаться, но в целом все же именно любить. Вот прямо так разглаживая уголки фотографий, погружаясь в слова. Оглаживать, холить, лелеять и обязательно любить. Мне со мной хорошо. мне в себе хорошо. снаружи себя тоже неплохо, но в себе как-то целостнее, полнее, вкуснее.

В себе мне нравится часами разглядывать собственную левую ключицу, иногда и правую, но левую почему-то больше, наводить глянец на коленки и шлифовать пятки. Медленно мыть голову и выдавливать из тюбика на кончики волос пахнущий медом кондиционер. Лежать в кровати на еще прохладном белье и слушать что происходит в доме. Сидеть в кофейне часами и потягивать мягкий кофе с молоком, и смотреть в большие окна. Еще – перебирать фотографии, просматривать старые письма, придумывать сказки и сплетни. Обязательно – ходить ногами, долго и монотонно сочиняя песенки в голове, в целом бессмысленно но так чтобы где-то сбоку было море, над головой ясное небо и под ногами ровные дорожки. Хотя море можно менять на сосны, а ясное небо на дождик, это не суть.

Нет ничего лучше чем сводить себя на свидание, иногда свидание можно разнообразить другими людьми, но совершенно не обязательно. Есть особая прелесть чтобы водить себя по магазинам – чтобы одеть, или по другим магазинам – чтобы раздеть; да что там – есть чертова куча прекрасных магазинов чтобы сделать жизнь себе немного прекраснее: мебельные, посудные, обойные, тканевые, парфюмерные. Отдельное удовольствие – накормить себя чем-либо возмутительно вкусным, не возмущающее не интересно; но, в целом, можно попробовать хотя бы напоить, чем-нибудь задорным. Не стоит забывать и о возможности сводить себя в кино или в театр, опять же начитать себя книгой. Можно еще вывезти себя в отпуск на море или на грядку с клубникой – на дачу, или просто вывалить себя из междугороднего автобуса на пляж или из аэропорта – в другой город. Ах!

Черт! Я в конце концов так прекрасно люблю себя, обхаживаю и покрываю все свои капризы что мало кто может втиснуться в этот тесный и точно расчитаный график безупречной и выверенной до грамма любви, без излишеств и без нехватки внимания. В конце концов я себе опять же идеальный любовник, идеальная жена и идеальный идеал. Мне не надо себя ни с кем делить, ни на кого рассчитывать и мне всегда хорошо на протяжении времени, что вчера, что сегодня, что завтра. Это лучшее и самое уверенное чувство завтрашнего дня когда знаешь что завтра тебя будут любить ничуть не меньше чем сегодня и обязательно не менее четко как на фотографиях из вчера.

Единственное где со мной еще случается настоящее чувство ориентированное вовне – это в тексте, в случайной одержимости случайными объектами. Посмотришь бывает, выцепишь взглядом ямочку на щеке, или блеск выстваленной на витрину брошки, или как шелковые складки обвивают бедро шагающей навстречу девушки, и разольется тепло, чуть выше диафрагмы, наполненность, которую не расплескать бы. Маленькие сердечки-медальоны свидетели мимолетной памяти, качаются развешанные на невидимых ветвях, позвякивают на ветру, перебираешь их – и хорошо-хорошо, будто чистое счастье накрыло, а не всего-то тополиным пухом по плечам махнуло.

Разделенное счастье таким не бывает. Тоже, в принципе, бывает неплохим и ясным, но такой непередаваемый восторг внутри – не вызывает. Счастье, которое в голове, оно всегда ярче, хоть и долбанутое малость, но зато по чистоте своей затмевает все остальное. И хоть ты убейся – но никакое внешнее чувство так, по самую изнанку, не растрогает.
lllorrri: (oh really?)
я ловец того чего нет
невозможное - это моя любимая домашняя зверушка
стоит мне заметить хоть что-то отдаленно похожее на образ сформулированный в голове как невозможный - я делаю стойку
стоит заметить в магазине прехорошенькую сумку... раз 15 как и не обнаружить ее на 17, я перерою весь интернет, подниму на уши всех кто может знать что где как, узнаю всю историю компании, к коллекции какого года она относится и сколько стоила в нормальном мире
и таки надергаю ее себе из небытия за какие-то неадекватные деньги
а главное никому не расскажу как, зачем и за что она мне досталась
нет, конечно, какие-то нормальные человеческие вещи вполне себе бывают в моей жизни. например сливки и кофе. но вот кофейник!
я чудовищный ретроград. я люблю когда все ровно так как оно было всегда. всегда - это вчера. все отклонения от вчера, включая уборку, меня совершено выводят из себя. мне нравится когда все вот ровно так как было. с возможностью иногда отходить в сторону чтобы посмотреть как же оно все хорошо и идеально для меня. иногда на стороне мне тоже начинает нравиться. но и там все должно быть как вчера: когда увидела-заметила-запомнила. тот же кофе та же официантка и тот же впорос в дверях.

я ловец того чего нет. того чего не может быть.
вот только стоит сказать "мы не останемся друзьями" как угадайте что я сделаю?
а еще я не люблю бывших. ровно за то что их нет.
и это делает все бытие "бывшими" в целом бессмысленным в моей сетке координат.
впрочем я все реже делаю стойку.
я слишком люблю свое «всегда».
lllorrri: (stupid blond)
мы прорастаем друг в друга
каждое касание это знак
знак допустимой связи
друг с другом
ты касаешься запястья кончиками пальцев и кровь уже побежала быстрее
с каждым касанием мы меняем что-то в тонком сбалансированном внутреннем мире каким он был он был до того
меняемся и меняем
проминаем под себя
под свое понимание мира и мифов этого мира
иногда не обязательно браться за человека руками, и речь не идет об обхватывании его ногами или его частей губами, и, о нет! речь даже не идет о погружении тела в тело
достаточно слов
сказанное слово проступает под кожей чудным рисунком
иногда наброском
иногда несводимым клеймом
порой можно наткнуться на чужие отметины
и шут с ними если это только помада, ах! где ею только не следят, или следы ногтей на спине
иногда понимаешь что вот именно этот чудной след касания – это паразит
ростки этого дивного паразита уже давно пустили корни насквозь и ампутировать его нельзя – потому что потом уже ничего не останется
потому что именно этот паразит и очаровал тебя, затронул и в твоей душе, а может быть и в теле неведомые раньше струны и именно к нему твоя страсть, а не к его носителю. так и водишься опосредованно с кем-то другим, кто был так щедр и оставил тебе целый и теперь уже навсегда свободный от внешних перемен кусок себя.
порой даже случается поздароваться за руку с оригиналом,
правда прошедшее время сильно меняет и отношение к предмету и сам предмет. что, впрочем, не лишает интереса
тонкий рисунок по коже дивными красками
порой это напоминает многослойную татуировку
по вытянутой руке, от протянутой кисти поднимаешься выше, к локтю следуя за переменами в узорах угадывая что там было раньше, но никогда – что было изначально
изначально всегда было так давно что отношения к делу неимеет да и кроме того было столь бессознательно что интереса не представляет

эхо других людей
если присмотреться увидишь и отзвуки себя, отпечатки себя той что была до того
и если повезет – увидишь что это касание сделало с тобой, и может успеешь уберечься от следующего. если хочешь сохранить «себя», а не букет случайных образов
хотя. порой бывают очень сильные и стильные паразиты, которым внешние букеты, так, понюхать да хмыкнуть
lllorrri: (oh really?)
знаешь
конечно же ты знаешь
может и не догадываешья но обязательно знаешь
конечно
может показаться что не знаешь пока я не скажу
но там то уж обязательно - у-знаешь
узнавать это припоминать
так бывает между своими
у них общая память для узнавания
так то и узнаются свои

и знаешь
я подумала
мне показалось
что одинночество - это когда холодно
в первую очередь холодно

чем дальше - тем холоднее
иногда кажется что только и нужно - одиночества
так просто ляпнуть в запале - ах - оставь меня
а греет то только то что тебя любят
и ты кого-то греешь

тем кто прожил дольше - чуть проще
когда они остаются одни
между стен с обоями
и после того как за последним гостем закрылась дверь до следующего раза
когда они сидят молча в темноте по одиночке
не включая света и телевизора
праздно сложив руки на коленях.
у них есть память
где им хорошо
и тепло
и у них есть силы выстоять против той темноты и холода

молодым же
как не прельстительна кокетливая норка одиночества порой
стоит понимать
что рано или поздно - одиночество
это очень холодно

и любить надо пока не поздно
пока можно еще кого-то согреть
впрок или сразу
ну и прощать тех кто не сумел
и отпускать
потому что одиночество вдвоем
это тоже очень холодно
хоть норка и будет комфортабельнее
lllorrri: (oh really?)
всего-то очнь хочется быть счастливой. очень страшно - вдруг не получится. и единственное что совершенно ясно, что в случае не-счастия валить надо быстро и молча, забирая только свое и только то до чего дотянешься. объясняться бессмысленно.
lllorrri: (stupid blond)
вот удивительное дело, чем мелочнее натура тем шире жесты она порой выдает.
ну вот я например о себе совершенно точным образом знаю что буду иметь церебральный секс в чужую голову до тех пор пока объект не откинет копыта. или мне не опротивеет до брезгливости. сколько раз бывало - что ну уже не выдерживает человек, уже отползает за горизонт, уже давно казалось бы другие интересы в активе, ан нет, пока не отползет под какой куст не вскинет лапы кверху - буду же добивать, словом, делом, всем что есть, каждый раз еще на полшишечки больнее. впитывать небезразличие до последнего. чиста из любопытства - а что там еще бывает?
мне действительно не впадлу проскакать триста лье чтобы объявить о своем безразличии. и не важно благоприобретенное оно в пути или так и было задумано, непоследовательно но зато чрезвычайно пронзительно для пытающегося смыться адресата.

или вот в быту, я же страшно жадная до денег. я можно сказать за двести крон удавлюсь и не важно сегодня день зарплаты или день до зарплаты. я реально со всех с кого можно стряхиваю денег, на кофе на такси на... ой, на что только не. и ведь не отдаю, да? при малейшей возможности забыть - я забываю. но вот свои х-ста крон вложенные в чужой карман под задачу, пусть даже смежную с развлечением меня, я выцарапываю с особым ожесточением, со злостью и полноценной ненавистью к объекту. и если можно то два раза. это ж ужас какой-то. но на момент расставания я готова простить все долги - лишь бы нафиг с плаца. ну и естественно чтобы можно было потом поглумиться над бренным телом. но не про бабло. вот никогда постфактум про деньги не вспоминала.

пока любят - деньги - эквивалент вложенного чувства. все мне, все для меня.
потом, когда уходят, вымогаешь уже все ресурсы памяти. чтобы помнили и любили если не вечно то как можно дольше.
ну а если не любят то пусть хоть помнят. и вздрагивают.

нет, в общем, я согласна любить бескорыстно, но только в ответ за два бескорыстия в ответ. лучше три. а то я существо ранимое, и если мне не удастся достучатся до бескорыстно любящего меня сердца, но тем не менее не способного со мной жить и любить меня так как надо мне, то я ж и плитку в ванной без инструмента отколупаю и зубную щетку распилю, и ручки от дверей повыкручиваю. еще и трусы дареные сниму, что уж говорить о дележе кредиток. чиста на память, оно же мне не нужно иначе кроме как память и в доказательство любви.
lllorrri: (Default)

    В конце лета дни начинают сгущаться как кисель и только сверху как взбитые сливки висят облака. Иногда сливки не взбивают и облака и кажется весь этот чудный десерт перемешан почти до самого дна, где только и есть все сгущающиеся сумерки и мокрая дорога.
    Время сгущается и слова уже не успевают вписываться в ритм, оставляя только молчание распускаться махровыми хризантемами прямо в сердце. И услужливо стелется под ноги дорога, сумеречная мокрая дорога с подсветкой и разметкой. Сумеречный густеющий синий янтарь.

    Я не люблю сны зимой, они такие же густые и липкие как сумерки. По утру от них просыпаешься и передергивает, лежишь потом под теплым одеялом и слушаешь себя – а было ли что? – и долго еще по дню волочится мутное эхо украденной жизни.
    Летние сны совсем другие – они прозрачные как вода и легкие словно небо, в них откидываешься на спину и плывя по одной синеве смотришь в другую, никогда не зная что же там перед тобой: вода или небо, и что тебя держит наплаву.
    В зимних снах всегда полно деталей, людей и интерьеров – они как переполненный дом, все требуют внимания. Бесконечные лестницы вверх, штукатурка стен, тюлевые занавески и обязательно люди. Люди с которыми надо говорить, которым надо говорить, от которых надо отговариваться.
    Я не люблю зимние сны потому что они лишают меня жизни. Жизней. Всего того что я бы днем могла тянуть сквозь пальцы как пряжу, того чем можно было бы наполнять вечера в кофейнях, всех тех долгих эмоций и безвольных ответов которые то кажутся решениями, то решениями являются, то вообще ничего не значат. Во сне же все просто, все всегда предельно ясно как бы ни было абсурдно: здесь так, там – туда, а если … – то на… и просыпаешься уже с этим, и никуда не деться – так теперь будет. В зимних снах проживается слишком много жизней, жизней которые в общем хотелось бы попробовать прожить за себя, вот так как хотелось бы. Но нет, во се ты проживаешь эту жизнь и раз и два и снова оказываешься перед фактом что надо так. Иначе не получается ни в первый ни с пятидесятый раз. А ведь хотелось бы, через спину перекинуться да слукавить – а может? Но нет, отрезает во сне – не может. И пока этот лукавый оптимизм не выветрится – будет отрезать во сне. А ведь так хотелось прожить самой. Прочувствовать. Потрогать наконец.
    Дни в итоге наполнены простыми движениями. Не поскользнуться на блестящем асфальте, дойти до кофейни, дочитать книжку, улыбнуться в ответ. Иногда дни наполнены не серо-синим а белым светом от того что уже выпал снег, это всегда так неожиданно и приятно как будто новый год уже наступил: тихо и спокойно и пахнет только кофе и мандаринами.
    Только вот после всегда наступают сумерки и приходят сны, кинематографичные до отчаяния, пронзительные наразрыв, до тех самых хризантем молчания, во все том же самом сердце. И не поймешь что где и какая из несуществующих жизней снова украдена.

lllorrri: (face)
иногда, по ночам...
о! скажете вы - все чувства к ней приходят по ночам.
ах! отвечу я, все чувства приходят ко мне когда вы все уже давно спите и до вас не достучаться.
по ночам мои чувства хрупки, потому что отдаюсь я им либо свесившись с кровати, вниз головой и особенно вниз руками от чего запястья тяжелеют и пальцы немеют на второй строчке. либо когда хрупкий коннект с электричеством вот-вот будет выдернут неловким, слишком быстрым, движением руки, выражающей это чувство во всей его глубине и размахе, а так же порыве - и - привет черный экран, за которым долгие минуты осознавания себя, открытия нужных окон и уже полного эмоционального штиля.
чувства они такие, стоит отпустить на волю - убегут. правда потом вернутся и так что мало не будет, но вначале убегут.
хрупкиемаленькиебольшиечувства. накатывают как прилив. и бьют и бьют о берег, а потом откатывают в неизвестном направлении и начинаются долгие дни пустоты и бесчувствия - равнобезразличия.
иногда по ночам, когда путаяссь в теплых своих волосах, на подушке, которая по привычке пахнет лавандой; в уютных своих шкатулочных обоях с узором высвеченным фонарем за окном, нет, фонарь не тот что красит пейзаж в светлобелый цвет за окном, второй, другой, проникающий внутрь ровно на 17 сантиметров обоев ровно у меня за головой, но не бьющий в глаза.
о!
тогда, по ночам я до безумия боюсь, что вот то мое маленькое аккуратное чувство, которое я для себя называю своей любовью, расплавит, растопит всё чего я коснусь, потому что так казалось бы невозможно. невозможно удержать в себе, и невозможно отдать по назначению, потому что слишком много, слишком остро, и слишком резко. кажется. мне так кажется. потому что мне было бы много.
я сижу на кровати, в гнезде из одеял со смешным рисунком, подложив под спину подушку и боюсь. боюсь любить. потому что надо доверять, хотя бы так же как себе. потому что надо иметь терпение слушать и слышать так же как себя. потому что иногда придходится верить не только в себя, от того что бывает надо прощать то что себе не простишь. страшно от того что другой - он не продолжение тебя, твои нервы не идут под другую кожу и оттого действия не предсказуемы, да, часто совпадают с ожидаемым, но все же это другая кожа и как ты сквозь нее не проникай - под кожей чужая кровь, чужие ткани и чужие нервы - их можно выкрутить до предела, но ничего не почувствовать в своих, можно трогать чужую кровь, касаться смешной темнокрасной капли и поднимать ее на кончике своего пальца, можно даже принюхиваться к этому знакомому тяжелому вялому медному запаху - но тебе не будет больно, будет больно другому. можно развить в себе сочувствие и эмпатию и даже со-страдать, но больно будет не тебе. ровно так же как от твоей любви будет хорошо не тебе, в ней будешь захлебываться и тонуть не ты. а ты... о. вернее все же я. что я знаю о тебе чтобы говорить "ты" или "не ты". о!
а я даже не пойму что произошло. когда произошло. когда могло случиться это отравление маленькимбольшимчувством переполнившим меня так, что оно выплеснуто и теперь бродит в чужой крови как сладкий-сладкий яд, провоцируя неисправимые изменения в метаболизме которые невозможно отследить и от которых не помогает инсулин, хотя казалось бы - все так похоже на сахар. ах! если бы это был просто сахар как казалось со стороны, когда я смотрела на чужие чувства все той же любви. просто сахар, засахарить и как варенье в банке - крышечка из кальки подвязаная ленточкой сверху и этикетка с датой спереди. но нет. то ли болото всхлюпывает под ногами, то ли второе дыхание открывается. а заранее не предсказать. как страшно, когда переполняет и не отдать. потому что боюсь. и сижу в в ночи переполненная чувством как смыслом и боюсь пошевелиться чтобы не расплескать.
жду пока проснется следующая беспокойная душа чтобы часть безумных ночных чувств перекинулась на чужие плечи. тогда липкие объятья страха приотпустят меня и я смогу отсчитать точно выверенную дозу для объекта моей страсти. дозу выраженной нежности, лекарства от любви. чтобы не растворило, не расплавило, не перекрутило в волшебный мутабор если вдруг в следующий раз не сдюжу и прольюсь переполняющими меня ночными химерами чувства, которое так похоже на приступы любви, как я ее называю.
а может и не мое это всё вовсе, так, потерянные чувства бродят по эфиру.
это днем людей много а любви на них мало, а ночью наборот - любви много, людей мало.
чувства они ж как кошки безошибочно находят того кого можно взбить своими мягкими лапами в идеальную подушку, то ли постамент, то ли просто подстилку..
lllorrri: (oh really?)
я сидела на горячей и ребристой батарее и смотрела в окно на телевышку.
вернее я смотрела в темноту куда-то туда где должна быть видна башня.
фонарь привычно выбеливал траву и липу в центре пейзажа, от чего казалось что за окном уже холод и снег, впрочем так кажется всегда если ночью смотреть в это окно - иногда мне кажется это такой мой личный швейцарский сувенир - правда очень пассивный - в этом шаре не налита вода и снег намертво приклеен.

я сидела на батарее глядя в ночь, куда-то где могла бы быть телевышка и, хотя по ссюжету мне бы было положено страдать, я наслаждалась, наслаждалась превосходной котлеткой, которую только что достала из холодильника. откусывала по маленькому кусочку и во мне разливалось тепло и ощущение бесконечного счастья. а впереди была еще одна целая котлета.

я думала о том что девочки когда покидают сюжеты поступают очень правильно - они после себя оставляют вкусную еду. это так изящно - оставить за собой кастрюльку супа "том ка" или фаршированных перцев или может быть варенья... а там, в покинутом сюжете, кто-то второй мешая суп и слезы - вдруг словит приступ глубокого немотивированного счастья - ведь вкусно сытый человек уже почти счастливый.
это так мило
все что остается должно быть можно съесть
или смыть
ну или на худой конец - остающемуся остается чему-то научиться
от помнится меня научили яблочному пирогу или водить машину - теперь хочешь не хочешь а вспоминается
впрочем в силу отдельных резонов яблочный пирог я вот уж год как печь не могу - как отрезало
да и ездить предпочитаю пассажиром

да и шут его знает что из всего получится
тем более что теперь мне хочется соленых огурцов
lllorrri: (office)
Случай как-то был, хотя, какой тут случай, это жизнь такая.
    Как-то в обувном, следя за примеркой волшебной красоты ботинок на красивого молодого человека я как-то по особому расчувствовавшись ляпнула: «вот за такие ботинки я бы замуж сходила».
    В детстве мне казалось что Он должен быть "тааакой!" чтобы прямо просто ах, чтобы обязательно все завидовали, как модному югославскому мебельному гарнитуру. Потом начало казаться что должен просто быть потому что так надо, чуть позже "спасибо, так мне не надо" ну а дальше все сводится к простому вопросу "а надо ли вообще?" и удовлетворению личных пунктиков оптимальным образом. За всего-ничего лет, требования, от точных цифр: на банковском счету, под капотом и в сантиметрах, переросли в достаточно простые пожелания: клево меня трахает; отлично за меня платит; комфортно меня возит; красивый… ну и в-пятых: без жежешечки.
    Казалось бы все просто, да?
    Как бы там не было, я люблю чтобы мне было хорошо, и того кто делает мне это хорошо я люблю исключительно нежно и аккуратно. В отличие от всех прочих приливов страстей и страстишек к разным и разной степени чувствительности органам. Из всех прекрасных чувств я выберу страсть к удобству и чтобы мне было хорошо.

    В какой-то мере я противник теории необходимости страданий для какой-то перспективы особо светлого будущего, на самом деле хорошо должно быть уже сейчас, и завтра тоже должно быть хорошо, иначе это не жизнь а выживание, и черт возьми если вдруг помирать то что в общем останется вспомнить? «Отмаялся» - не тот формат – если очень хочется страдать – воткни в попу гвоздь. Если хочется страдать вдумчиво – сжуй чили перчик. Счастье это в конце концов не какой-то особенный монументальный прорыв на который надо пахать годами чтобы потом резко и восторженно отвалиться – это оптимальным образом решенная задача по вопросу как сделать себе хорошо.

    Я. Везде это вечное «я», как в книге «робинзон крузо» – (я) обведенные кружочками – не мной, папенькой, видимо это в генах. я бы с удовольствием не… очень большое количество вещей. Например с изрядным удовольствием я бы никогда больше не била наивным приставалам нос, с огромным удовольствием я бы не выражалась матом в критических ситуациях, не водила бы машину, не знала как переставлять винды. О! да чертову кучу разных вещей. В конце концов я спокойно покупаю cебе шубу, часы или кольца, и какую-то технику. Все это я могу, имею или умею – потому что так было надо. Я бы с огромным удовольствием переложила это «надо» на другие плечи, потому что мне не надо, не критично, – это по большому счету не мое дело, часть этих вещей по-хорошему – мужские. Я бы с удовольствием поучаствовала в проекте чьей-то еще частной жизни на равных паях, а не чисто собственником. Да вот только проще – без долей.

    Вроде как по дефолту полагается чтобы оберегали, любили, холили, ценили наконец, а потом или до, обязательно, ухаживали, советовали, полагались. Да вот только одна беда, не успеешь и подумать о том дефолте как из ветвей так и раздается «эт кто должен? заслужить нада!». Конечно надо. В войне за большую половину счастья очень важно чтобы это была именно половина и именно большая, тут уж зубами-руками-ногами вцепишься в своё, в бдительном слежении: ах, как бы ни амманули! Вот как однако обыдно когда тебя пытается надурить человек ровно в том месте, где как казалось ты уже поимела его? Даже если разрулишь, что вроде все при своих – какой осадок! забабло или нет – не суть важно, просто забабло более наглядно.

    Хотелось бы по честному бы, не так что должен-должен-дожен, а я потом посмотрю. А то тут то там по привычке минируешь тропы, подпиливаешь ветки, чтобы как только разговор дошел до дележа того кто ж первый кого кинул или бросил – можно было доказать что ты то был всегда готов и показательно рвануть мосты. чтобы рельсы-шпалы – все в щепки. Иногда конечно, в моменты особого душевного расположения вычеркиваешь из активов какой-нибудь запылившийся бастион, но потом по привычке обмотаешь еще пару периметров колючей проволокой. На всякий случай.

    Все бы хорошо если б не ожидание этого чертова случая: то случая когда "пригодится", то случая когда "не пригодилось" – это уж как кому повезет. Если б без подвоха – то может ну и шут с ним, было бы проще. А так уже в общем за себя и для себя проще. Потому что уже не надо. Как только нацепили на глаз лупу оценщика, потому как ясно что мааахонькие у тебя заслуги, чтоб платить ту непомерную цену, не бриллиант ты зайка, и даже не алмаз, так, камешек какой-то, хорошо если полудрагоценный.
Впрочем, я сама тот еще кирпич. Помнится как-то перед свиданием которое должно было приехать с минуты на минуту я коротала время за просмотром порноархивов. И что? В результате попросила пару минут подождать внизу пока я не кончу. Вся эта борьба друг с другом за счастье (или конкретно выраженный эквивалент отдельно взятого счастья – оргазм) уж очень утомительна.

    Может быть все дело в том что в варианте прекрасном для сложения песен "моей любви хватит нам двоим с головою" или как-то похоже, обрисован женский подход: слона за хобот – и ну его в горящую избу. И все как-то даже смирились с этим, типа вот придет баба-телка-девка-девушка-жена – и разберется со всем масштабом задержавшегося где-то там счастья, доставив его единомоментно на коврик у двери. Хренушки, единственный мало-мальский шанс когда все условные наклонения безусловно сработают – когда именно любви и не хватало. Нет тяги – и даже в камине огонь задохнется. А то и "хватит с головою" и "не должен" и "нахер" есть, а тяги что-то сделать нет, да и к счастью тяги нет, разве что к материальным ценностям. Какое тут уж продолжительное чувство к человеку? Так, носитель функций и только, ну разве что еще ботинок. Впрочем, вот тут надо понимать – ботинки ботинкам рознь, бывает и до чувства доведут, бывает и до бесчувствия.

lllorrri: (stupid blond)

иногда
особенно когда меня начинает мутить у мясного прилавка в стокмане я вслушиваюсь в себя с тревогой, а не показывает ли мне мой организм тревожные две полоски
ведь вроде не должен
но вдруг
однажды в октябре мне показалось, что если сейчас вдруг каким-то чудом это будет так – то ладно шут с ним – это знак, такой толстый и жирный знак судьбы игнорировать нельзя
но слезы высохли
наш попик переборол бы их ксендза с соседнего песчаного холмика, но ни того ни другого так и не случилось
– вот и славненько, – прошептал мой нежный голос, моей же тревожной голове, и две красных полоски поутихли в воображении. – мне скучно, но, право, не настолько.
правда, иногда меня мутит в мясном отделе стокмана при взгляде на куски говяжьей вырезки. мне становится душно и дурно как когда-то, но потом я снова ловлю собственное отражение в стеклянных поверхностях и отпускает. это просто середина цикла – та самая счастливая цифра 14 из 28 дней так ловко управляемых всего одной пачкой таблеток. можно даже не сверяться с календарем – на новолуние исходить на тексты, а к полнолунию иногда ловить странные видения двух полосок в голове.
колеса для ровной кожи, легкого румянца и некоторого блеска в глазах при виде обращающих внимание мужчин. таблетки счастливого чайлдфри и беспроблемной кожи, и полного равнодушия к вопросу межполового секса в повторениях. не пробился – незачот. если не в голову. значит в следующие счастливые 28 уже не интересно. для интересу у меня есть варкрафт и сериал друзья.


хотя, конечно, стоит признать что вся эта милая гимнастика для ума и фантазии с подходами и отходами к стратегическим вопросам не добавляет особого ума. но зато как развлекает. и, естественно, если бы не колеса то ничего бы этого не было.
lllorrri: (stupid blond)
Я. Я наверное хотела бы быть кошкой. Это многое бы извиняло и еще большее упрощало. Можно было бы безнаказанно упрямиться, поворачиваться задом без всяких задних мыслей и даже более того есть шанс что спокойно бы терпели мой хвост сунутый прямо в нос. Меня бы чесали за ухом и гладили вдоль позвоночника приговаривая «ты моя хорошая», если бы я была кошкой меня бы это наверняка не бесило. А если бы и бесило я могла бы чиркнуть когтями предупредительно, и гордо удалиться. Будь я кошкой меня бы наверняка заботило очень мало вещей, еда, чистый песок и возможность пить воду прямо из крана. Наверное я была бы такой же дурной кошкой какой являюсь дурной девкой, я бы драла диваны и обои своими когтями, от меня всюду бы оставалась шерсть (кстати тот еще вопрос, какая?), я бы громко мяукала требуя еды и только иногда-иногда, уже засыпая может быть мурлыкнула бы под ласковой рукой. Будь я кошкой, я бы любила подоконники, весеннюю траву и каменные ступеньки, еще бы я обязательно хотела и могла бы с полным правом в голос и катаясь по полу требовать секса – ведь кошка же, безмозглая, что с нее возьмешь.
Впрочем, даже в своем если – я изрядно консервативна. Пожалуй я была бы не кошкой а кастрированным сиамским котом, чтобы без секса, или без явных требований оного. Так разик-другой в неделю – отодрать коврик в ванной, без фанатизма, но чтоб не расслаблялся – и снова спать, есть, гадить конечно же. И чтобы иногда, вечером, можно было посидеть с хозяином за компанию на крыльце и принюхиваться к дымным сумеркам полным комариного писка и просыпающихся звезд.
lllorrri: (Default)

    В те дни, когда я люблю тебя, вот уж дурацкая фраза, наверняка была подцеплена из фильма The Prestige, еще зимой, но не могу от нее отказаться – пока еще не сносила до оскомины, да и слишком она отражает суть вопроса. В те дни когда я люблю тебя, одеваюсь для тебя, думаю о тебе, даже пью свой любимый латте не выпуская тебя из головы. В такие дни мне страшно и мучительно думать что есть мир без тебя, без поданной мне руки, или где дверь мне придется открывать самой, о! страшно подумать что где-то там мне придется платить за кофе или идти по городу одной.
    В такие дни даже взяться за предложенную любезно руку – уже невыносимое счастье, смотреть на профиль, на чудные ушки, на контур губ, знаешь такой светлый но уверенный кант сразу за розовой нежной кожей нижней губы, тот самый по которому очень хочется провести подушечкой самого чувствительного безымянного пальца, а лучше кончиком ногтя, чтобы было немного щекотно и смешно – когда ты смеешься у тебя такие расчудесные ямочки на щеках что даже в дни когда я к тебе равнодушна я готова влюбиться в одни эти ямочки, вот только когда я к тебе равнодушна ты не смеешься.
    Когда я тебя люблю мне кажется что не может быть ничего сексуальнее стука твоего сердца, где так четко различимы на слух все фазы удара, и это мне, которая практически ничего толкового услышать не успевает, кажется что слышно как пульсирует кровь на выходе. Кажется, скользнув взглядом по тебе или прижавшись щекой, я ломаю о тебя ресницы они за всю меня тянутся к тебе пытаются обнять, обласкать, тронуть как-то особенно нежно и пронзительно как никто до меня, как никогда не получится ни руками ни словами. Ресницы касаются твоей кожи и не готовы с ней расставаться, кажется я ломаю их с хрустом о запах парфюма, о подушку и конечно же о кожу. Тогда ты мне нужен, жизненно важно становится гладить тебя руками и прижиматься хоть ненадолго голой кожей или оказываться придавленной к простыне тобой. о!
    В дни когда я люблю тебя, я тобой одержима, я тобой болею, мечусь в лихорадке ледяного воздуха и горячего кофе, не могу ни есть ни спать – закрываю глаза и вижу тебя как в постели, когда вдруг распахиваешь глаза и ухватываешь что-то одно, линию подбородка, ямочку над ключицей, плечо, бедро, живот… что-то неоспоримо твое и такое «свое» трогательное нужное и безнадежно прекрасное. Все это хочется увековечить, чтобы была хоть какая-то страховка, что сохранится хоть какая-то конфетка для памяти которую можно будет обсасывать бесконечно, пронести через таможню времени прямиком в бессмертие. В такие дни я одержима тобой настолько что по большому счету не могу и видеть тебя, только выжидаю идеального времени, лучшего ракурса, наибольшего совпадения всех обстоятельств, смотрю и всматриваюсь, потом закрываю глаза и смотрю изнутри пока не начинает болеть голова и начинает сводить ребра, а от желания немедленно обладать уже просто мутит.
    Где-то там на изгибе болезненных ощущений от избытка чувства раздерганные нервные окончания только и ждут что по ним проведут пальцем, и тогда приходит отпущение. Отпускает. И, кажется, я снова могу быть к тебе просто равнодушной: может быть просто слегка увлеченной или, вот уж наверняка, слегка снисходительной. И, разумеется, могу без остатка растворяться в себе, босоножках, в улицах города и в чашке горячего кофе. А тебе останется только угадывать: а было ли что?

питер, разумеется
lllorrri: (Default)
Все эти пограничные состояния так неуместны, разговоры из серии еще один раз и все… о!
Я так не могу. Я бы может и хотела приблизиться к границам собственного терпения или нетерпения, потрогать их руками или может поковырять маникюрными щипчиками.
И обязательно улыбнуться потому что теперь то знаешь точно где они границы и каковы они на прочность и вкус. На эту границу обязательно можно было бы опереться спиной, вжаться в нее всеми своими позвонками, а может быть забраться наверх и, как в детстве по перилам моста, пробалансировать туда-сюда. Или просто сесть сверху и поболтать ногами в ту или другую сторону.

Мне непонятны чужие предупредительные выстрелы в воздух что еще чуть-чуть и начнут стрелять по-настоящему. Что бы мне не говорили внутри только один насмешливый голос, мой: "ах, молчишь, сука, тишина? ну и славно, значит все хорошо, т.е. без перемен" все мое терпение в отношении людей – точка хрупкого тонкого равновесия где нет возможности даже вдохнуть, или выдохнуть, где уже холодно, сыро, промозгло, неудобно в конце концов, балансировать постоянно. И кураж уже прошел, а слезть самой не позволяет упрямство. Все необратимо изначально, но стоит отдать должное натренированному чувству равновесия где все просто: тут - еще люблю, там - уже нет; ни один из резонов не будет достаточно убедительным при условии что любишь и любая из помех будет непреодолима если не любить.

Все что во мне есть человеческого – это предательская прозрачная сопелька из правой ноздри при отрывании от кожи в режиме фейс-ту-фейс. А все от того, что все просто – здесь еще "да" и все нормально, а там уже "нет" и все никак. Нетерпимость наступает стремительно как ночь в клетке у попугая.
Может быть на самом деле границы моего терпения это не стена, а лезвие – невозможно остановиться на лезвии, задумавшись. Потому то все так просто.

lllorrri: (paike)
на набережной двое смотрят в морозный майский закат
на его лице читается, с паузами:
ну еще померзну и может дадут
...хотя бы чаю
а там может дадут
...хотя бы добавки
а там глядишь может дадут...
хотя бы пописать.



чтобы прожить надо проговорить
прошагать
промолчать
а после выдохнуть и выпить кофе

разменивать людей как мелкие монетки и купюры вроде и те же а номера отличаются
монетка на память чтобы вернуться
меняешь
спускаешь
приобретаешь

а в закормах на грани забытости держишь неразменную пятисотку
последнюю чтобы не промотать
непоследних их может быть и сотня, а вот та неразменная
талисман
а еще где-то глубже совсем невспоминаемая, будто бы и нет ее, спрятана сотка евро из тех что на совсем черный день, так чтобы извернуться через спину, но не оставаться с пустыми карманами.
каково им резервным фондам?
неразменным невостребованным казалось бы на фоне прочего мотовства и транжирства, когда вокруг праздник жизни не про них
но знать что именно они спасут...
казалось бы не та сумма, да? только речь же не о деньгах
lllorrri: (paike)

я хочу чтобы меня любили нежно и словами
обволакивающе как долгие сиреневые сумерки
мне нужно погружаться в личные истории, как пальцами зарываться в волосы на затылке
мне обязательно нужно знать секретики и секреты, а так же очень большие тайны из тех что никому и никогда
мне надо чтобы они переплетались. прорастали сквозь меня в моем бездушном "понимааю" и чтобы можно было отвечать историей на историю. аккуратно, выверено цепляя как зубцы шестеренки славную механику взаимности ты мне – я тебе. мне как воздух необходимо брошенное слово, оброненная зацепка от целой и цельной полноценной тайны, настоящего большого секрета - скелета в шкафу. чтобы постоянно казалось что ах! еще чуть-чуть и все раскроется так как не было опять же никогда раньше. именно потому с каждым разом сюжет должен быть все замысловатее, переплетения все более неожиданными, а взаимность удивительнее некуда. чтобы близко-близко. в крайнюю степень доверия, как не бывает даже на исповеди. ах!
как неотвратимо манит возможность удержать что-то в секрете, как провоцирующи чужие тайны. я слишком женщина, меня надо кутать в тайны как в шубу и любить словами посвященными и мне и не мне. и все равно в первую очередь мне будет безумно интересно, а кому и с какой интонацией и в каких обстоятельствах и какими именно словами так похоже признавались. это будет изводить меня гораздо больше чем само признание.
казалось бы какая глупость, зачем бы это? почему бы не жить собой и за себя. за себя я живу мне с собой хорошо. мне хорошо в себе. но иногда чудовищно интересно как же там кто-то справляется с собой и с другими? любопытно аж прямо раздирает, а так насытишь любопытство и снова хорошо. ну разве что при случае в случае скрипа шестеренок взаимности от песка времени можно мазнуть по губам "не сочиняй, не ново", а можно бросить в лицо секрет из последних, нераскрытых, резервных. козырный такой секрет, или тайну потузовее. можно и не свою, что-то из того что удалось размотать без участия посторонних, выдернуть на свет и повернуть нужным ракурсом - мол раскусила я тебя, дорогуша - вот что у тебя в потемках. о! такой адреналин. прешься тайнами и историями и тут же возникают новые, походя. в этом месте человек с которым все размеренно – неинтересен. только с тем с кем можно вляпаться в историю стоит того чтобы с ним водиться. ведь дальше может быть такое что просто ой, а кто его знает какой багаж историй мне пригодится завтра. а чужие истории как чисто сплетни для передачи дальше – не годятся, не тот адреналин. я предпочитаю персональные секреты и секретики.
вот так погонишься порой за загадкой, вляпаешься, и только раскроешь суть как тут и становится ясно что нужна была только разгадка, а вовсе не носитель секретика. не нужен он оказывается после того как самая сочная его тайна оказывается выведенной на свет.
lllorrri: (Default)

вот беда с этими разрывами
вроде посчитаешь:
самое время списывать убыточный проект.
а подобьешь бюджет –
нет,
нифига.
как-то невовремя
вот еще бы пару дней
и да
можно списывать.
а так – уж как-то дофига завязано в вопросе.
сразу неготов,
сразу это всегда не к месту.
а вот буквально завтра бы
самое оно.
но подставился то сегодня.
или умер так невовремя – снова сегодня.
нет бы завтра.
стоит только вытянуть инвестции и залоги из оборота как тут же оказывается что и человек вроде ничего
в конце концов хоть и шельма
но своя, прикормленная.
шут его знает как там за углом надуют,
а тут вроде все знаешь.
и так почти любишь за эту предсказуемость без обязательств,
что просто ах!
и «соберись сюся» не работает
потому что только собственные вложения заставляют ценить любить и всячески носиться с...
а человек без вложений – это абстракный человек и относиться к нему гораздо проще чем к человеку который тебе должен.
попробуйте ка по настоящему отлюбить человека который вам должен.
а теперь того который вам ничерта не должен?
lllorrri: (Default)

как много пролито любви. странные ее характерные пятна видны сквозь аккуратные и не очень тексты, проступают румянцем и блеском глаз. растрепанная и язвительно-колкая нежность, смущенная от осознания самой себя оставляет липкие лужи – в ней увязаешь зубами как в вареной сгущенке.
водишь пальцем по телу, вспоминая или наоборот предчувствуя ямочки, позвонки или складочки, такие характерные, что не удержать «ах!». продолжаешь привычно вести пальцем по текстам, заползая то в глубины прошлого которое было не с тобой, то в случайные проблески будущего, встревая в ваяние образов, залипая там барельефом.
ищешь сходства, ловишь концы наметок на различия. так хочется быть ближе, так хочется быть в тексте. думать что все это всегда о тебе. даже когда тебя не было - это все равно о тебе о предчувствии тебя. так бывает, я понимаю.
тело замерло, зависло и ловит тепло, оно ведомо только этим теплом, готово к будущему... и будущее случается. проливается. вроде и ожидаемо но все равно неожиданно. странное и очень личное переживание. запертое всегда в рамках одного тела. непередаваемое.
как много пролито. разбросано. рассыпано. стерто в кровь. измято. перепутано. другой человек это всегда слишком.
ищешь по текстам. ловишь по дрожи тела. следишь по мимике. читаешь-читаешь-читаешь. редкая, непозволительная роскошь – читать.
а там все проливается откуда-то и в куда-то: неучтенная любовь. непонятная усталость. странная и вроде как необъяснимая нежность. и ничего с этим не сделаешь. хотя может быть и очень хочется. от того что кажется что проливаться должно на тебя, тебе и с тобой. ан нет.

Profile

lllorrri: (Default)
lllorrri

August 2012

S M T W T F S
   12 34
567891011
121314 15161718
19202122232425
2627282930 31 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios